Центр Киева нужно вынести на окраину – Ольга Пламеницкая. ABCnews - строительство, недвижимость и технологии в Украине
Авторизация даст возможность комментировать публикации, записываться на мероприятия. Вы будете всегда в курсе происходящих событий.

Авторизация на сайте

Также, Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях:

Регистрация на портале

Правила регистрации на портале

Регистрация на сайте

Также, Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях:
19.10.2016, 13:34
Наталья Кушнир
3789
0

Центр Киева нужно вынести на окраину – Ольга Пламеницкая

Через 5-10 лет чрезмерная насыщенность центра Киева может «взорвать» город изнутри

В интервью ABCnews директор НИИ памятникооохранных исследований Ольга Пламеницкая рассказала, как она оказалась ответственной за разработку нового проекта опорного историко-архитектурного плана Киева, в чем важность этого документа и почему столице нужен новый центр города.

 

Ольга Анатольевна, объясните, что такое опорный историко-архитектурный план и в чем его важность?

Опорный план – это составляющая генплана города. Но города не любого, а исторического. В Украине таких – 401, согласно постановлению Кабмина №878 от 26 июля 2001 года «Об утверждении Списка исторических населенных мест Украины». В этих городах вся архитектурно-градостроительная деятельность должна опираться на исторические обоснования и учитывать культурное наследие. Для генпланов таких городов обязательна разработка опорного историко-архитектурного плана как подосновы, на которой будут работать современные архитекторы. Чтобы архитектор понимал, где и как можно строить, местные органы власти должны сориентировать его в градостроительных параметрах. Чтобы их разработать, в составе генплана и разрабатывается опорный план.

Что он включает в себя?

Мы выявляем все памятники архитектурного наследия. В случае с Киевом, эти памятники в основой массе выявлены – их около 3,5 тыс. Речь идет о памятниках градостроительства, архитектуры, истории, археологии, монументального и садово-паркового искусства, ландшафтных памятниках, ценных природных  памятниках, таких как заповедники и заказники (например, Голосеевский национальный природный парк).

71866_800x600_cfakepathkiev003

Весь этот массив объектов нужно топографически привязать к плану города. В местах наибольшей концентрации этих объектов градостроительные ограничения будут жестче, чем там, где таких памятников меньше.

С чего начинается работа над планом?

С того, что мы фактически обходим город и наносим на карту памятники архитектуры, обозначая их разными цветами и пометками.

Речь идет только об одиночных памятниках или и о территориях?

Безусловно, есть также зоны ценной исторической застройки. Ведь если бы в городе были только памятники, дисперсно рассредоточенные по его территории, то пришлось бы охранять только их. Но идя по улице, вы видите красивые фасады, то, что мы называем перспективой улицы и фронтом застройки – это тоже нужно охранять. При этом часто бывает так, что, например, дом XIX – начала ХХ века неоднократно перестраивался, но его фасад сохранился. Так вот в этой ситуации фасад – самое ценное, его сохранность поможет сберечь фронт всей улицы. Поэтому на опорном плане обозначаются не только точечные памятники, но и зоны исторической застройки. Причем мы выделяем разные зоны. Например, есть ценная историческая застройка, а есть рядовая – это менее интересные здания, но в своей массе они дополняют главные ценности среды. Их крайне нежелательно убирать, хотя можно позволить себе чуть больше в плане реконструкции.

Какую основную проблему вы выявили при работе над планом?

Самое большое зло – это нарушение масштаба застройки. На нашем плане есть здания, отмеченные черным цветом. Это и есть так называемые дисгармонирующие объекты. Это было одной из наших задач – выявить такие здания, ведь при разработке прежнего опорного плана она не ставилась. Оказалось, их очень много.

Крещатик-Липки

По какому критерию вы определяли эту дисгармоничность?

Отмечали здания высотой более 27 м.

То есть все в рамках действующих норм?

Да. Но что такое 27 м? Это 9 этажей. Киев имеет очень сложный рельеф. Здание высотой 27 м на холме и в низине – это разные вещи, и подходить к системе ограничений надо с учетом рельефа и сложившейся среды. В новых районах такая высота совершенно не воспринимается как разрушающий средовой фактор. Но в районах исторического центра Киева восприятие застройки по отношению к основной массе зданий, имеющих высоту 3-7 этажей, совершенно другое. Поэтому ныне действующий регламент 27 м – ничто иное, как чисто механическая и недостаточно обоснованная попытка формального ограничения высотности. Но другим нормативом предусмотрено, что в качестве исключения высота 27 м может быть скорректирована. На практике это увеличение в четыре–шесть раз! Десятки высотных объектов в историческом центре Киева – наглядное подтверждение неэффективности такого «ограничения с исключениями».

Печерск

В этой связи мы разработали еще один чертеж – историко-архитектурный опорный план, совмещенный с рельефом. И сразу стало наглядно видно, как по кромке киевских гор и в историческом ядре города распространяется дисгармонирующая высотная застройка.

Это какие объекты, например?

Особенно дисгармонично выглядит здание на Кловском спуске, 7А – оно видно отовсюду, это самое одиозное и неинтересное в архитектурном отношении здание по пропорциям, по силуэту, оно выглядит крайне нелепым. Как антипод могу привести удачное высокое здание – это Минтранс (сейчас – Мининфраструктуры) на пр. Победы. Во время относительно недавней реконструкции этому зданию высотой 120 м подобрали удачный силуэт и цветовое решение, хорошо вписали белые углы, которые будто растворяются в воздухе, я бы сказала, это очень «тактичное» дисгармонирующее здание.

Подол

Хорошо, вы выявили и нанесли на карту памятники и дисгармонирующие здания. Что дальше?

Цель опорного плана – выявить все культурное наследие города, но главная задача – дать рекомендации, как его сохранить. Поэтому следующий этап – это разработка проекта зон охраны, который призван выделить территории, на которых вводятся охранные режимы. Система зон охраны призвана установить правила архитектурно-градостроительной деятельности на исторической территории города, т.е. в границах так называемых исторических ареалов.

Что такое исторические ареалы и как они взаимоотносятся с зонами охраны памятников?

Это топографически обособленные территории, которые формировались в городе в разное время по мере его расширения, и на которых сохранились памятники культурного наследия. В Киеве это, например, Старокиевская часть, Подол, Печерск, а также прирощенные к нему со временем хутора, слободы, села, такие как районы Куреневка, Лукьяновка, Соломенка, Шулявка, Новое Строение и другие. Таких исторических районов в Киеве мы выделили 16. Поскольку топография  и культурное наследие этих районов разные, а их застройка разная по характеру и высотности, разными должны быть и принципы ограничений строительства.

IMG_3659-Edit

Режимы, устанавливаемые для исторических ареалов, как правило, очень общие. Самые важные ограничения заложены в зонах охраны, которые устанавливаются вокруг памятников. Вот, например, есть памятник, и у него есть территория, здесь ничего нельзя строить. Вокруг памятника устанавливается охранная зона, в ней преобразования должны быть минимальны и связаны только с функционированием памятника. А вот зоны регулирования застройки существуют трех категорий: первая – самая жесткая, это малоэтажная застройка, вторая – с ограничением высоты до 27 метров, третья – свыше 27 м. Поэтому ареалы не играют самостоятельной охранной роли, их режимы – вторичны. Основную нагрузку продолжают нести границы и режимы зон охраны.

Но ведь в Киеве пока не определены территории памятников.

Это правда. Они есть, может, для 10-15 объектов из 3,5 тыс. Так что эта работа еще предстоит. Это должна быть отдельная, большая и дорогая работа, но город пока такую задачу не ставил и не готов к ней.

Кстати, о ваших взаимоотношениях с городом. Как вы оказались в этом проекте?

Взаимоотношения с городом основаны на здравом смысле: Киеву нужен историко-архитектурный опорный план. Этого требует наше законодательство. И даже застройщикам, как бы странно это ни казалось, нужны четкие правила поведения. Нет худшей ситуации, когда вроде бы нельзя, но одновременно – можно. 

1503189_original

Что касается меня, то я Киевом ранее вообще не занималась, изучала средневековую архитектуру, градостроительство, фортификацию западного региона. Разумеется, я занималась и разработкой ряда опорных планов городов, а в 2000 году принимала участие в разработке опорного плана Киева. Но в целом я полагала, что в Киеве достаточно профессионалов, которые охраняют памятники.

Когда вы приступили к работе?

Я приняла институт (НИИ памятникооохранных исследований – ABCnews) в апреле 2015 года. Первой моей задачей стала необходимость завершить разработку опорного плана, который мои предшественники начали еще в 2009 году и закончили в 2011 году. Несмотря на то, что его согласовал тогдашний министр культуры Николай Кулиняк, в 2014 году новый министр Евгений Нищук согласование отозвал, поскольку общественность и профессионалы выдвинули к этому документу целый перечень претензий.

Например?

Объясняю. Когда я начала анализировать работу, то была обескуражена: я, архитектор, не могла даже прочитать чертеж. Он был так, как бы это помягче выразиться, некорректно составлен, что я на нем не увидела Крещатик, была забыта Андреевская церковь, не были прорисованы улицы и кварталы, памятники «пропадали», цветовая гамма была некорректной, например, на красном фоне что-то еще было обозначено малиновым – понять этот документ было невозможно. Я долго думала и поняла, что завершать эту работу в начатом ключе не имеет смысла. Тем более, практически весь бюджет на него был уже освоен предыдущими разработчиками.

0_12ac1d_f3e56dbd_orig

Но что-то же вас убедило взяться за эту работу.

Наверное, профессиональный престиж. Я подумала: неужели наследие столицы окажется без профессиональной помощи? Мне позвонил тогдашний заммэра Киева Павел Рябикин и говорит: «Понимаете, ситуация такая, что работу нужно закончить за две недели». Я думала, как бы ему объяснить, что это невозможно, и спросила: «Павел Борисович, а вы могли бы за две недели превратить туристическую схему в военно-топографическую карту?». Он помолчал и говорит: «Я вас понял. Я сам штурман-навигатор». Я тогда попросила два месяца, понимая, что этого тоже мало, но это уже были не две недели. И так мы начали работать. Мы взяли чистую топооснову и начали наносить на нее памятники с нуля. И получилась совершенно другая методически и даже визуально работа. Когда все увидели, что она ведется грамотно, то нам уже и не сильно мешали. Сетовали, конечно, что долго, но поскольку Киев находится под прицелом ЮНЕСКО и должен что-то предпринять для охраны памятников, представить какой-то документ, адекватный наследию города, то в итоге нам позволили работать по намеченному плану. Справедливости ради хочу сказать, что в процессе работы первоначально напряженные отношения с заказчиком, институтом «Киевгенплан» (которые мы также унаследовали от наших предшественников), постепенно наладились, и заказчики приняли практически все методические новации нашей работы.

Что получилось в результате?

А вот выводы получились интересные и в определенном смысле неожиданные. Проанализировав историческое развитие города в хронологии, я заметила интересную закономерность: в периоды, когда город переживал кризисы – политические, экономические, социальные, градостроительные – центр города выносили на периферию.Например, изначально был Город Владимира и Десятинная церковь, затем был Город Ярослава и в его центре – София Киевская, но после разрушения города ханом Батыем центр перемещается на ремесленную окраину – Подол.В XIX веке архитектор Викентий Беретти разрабатывает по сути первый генплан города и принимает принципиально важное градостроительное решение: он формирует совершенно новый центр на тогдашней окраине – в Крещатом Яру, на Козьем болоте. Но! После этого прошло почти два столетия, город увеличил свою территорию в десятки раз, распространился на левый берег, пережил несколько войн и реконструкций, стремительно вырос вверх, сформировались новые городские функции.  Мы живем в совершенно ином городе, а его центр не изменился и не расширился.

kreschatik-chastichno-perekrojut-do-10-ijunja_rect_fc9ed7f8d89621e2cb5c0e25fd2f6693

То есть, нужно изменять и расширять центр?

Что такое центр вообще – это столица Украины, областной центр и, собственно, муниципальный центр Киева. То есть, три администрации находятся на небольшом пятачке. К ним «подтягиваются» министерства, ведомства, банки, офисы, торговля, культура, образовательные учреждения, транспорт – все городские функции сосредоточены на совсем небольшом по сравнению в общими размерами города участке. А к ним тянутся кварталы элитного жилья – наибольшего зла памятников, ведь стоимость жилья в престижной правительственной зоне не сравнится ни с левым берегом, ни с периферией правого.

Конечно, ведь наиболее выгодно строить именно в центре.

Именно. Поэтому что бы мы ни делали, какие бы ограничения ни вводили, экономика возьмет верх. А ведь если разобраться, то высотное жилье стремится не к памятникам, а в офисно-деловой центр. Хотя, по большому счету, из исторического центра города можно вынести все функции кроме одной – исторического центра. Так что для меня самый главный вывод этой работы состоит в том, что никакое охранное зонирование и высотные ограничения не решат проблему охраны культурного наследия города, если мы не решим главную задачу: надо вынести правительственный центр из исторического. Его нужно «сконструировать» на уровне современного европейского архитектурного опыта, чтобы это были высокотехнологичные, суперсовременные здания, насыщенные электроникой, средствами коммуникации, которые приближены к аэропортам и трассам международного значения.

А есть для этого подходящие локации?

Хороший вопрос. Дело в том, что если бы мы обсуждали его до Второй мировой войны, я бы показала разработанный в 1936 году план Киева, на котором четко видно, как на левом берегу была придумана красивая и понятная структура города. Понятно, что идея не была реализована из-за войны. В действующем генплане нет ни намека на какую-то градостроительную идею в отношении левого берега, нет четкой структуры. И когда у меня спрашивали, где я вижу новый центр Киева, я честно сказала, что не знаю. По сути, сейчас мы поставили диагноз – Киеву нужен новый центр. А дальше уже нужно искать конкретный метод лечения – локацию, на которой  можно было бы разместить этот новый центр. Найти его сложно, ведь Киев поделен на мельчайшие разрозненные участки, находящиеся в руках у разных собственников. Но если нам удастся создать новый центр города, туда подтянутся министерства, прочие учреждения и – элитное жилье. Сейчас Киеву нужно дать воздух. Иначе пройдет 5-10 лет, и обилие функций, сосредоточенных в маленьком историческом центре, просто «взорвут» город изнутри. Сохранение культурного наследия исторического Киева путем создания нового столичного центра может стать престижным проектом, имеющим благородные цели. 

 

ABCnews

Комментариев: 0
Для того, чтобы оставлять комментарии Вам нужно войти или зарегистрироваться.
Читайте также:
Новости Все новости
Подробнее